Уважаемые родители!

Я работаю детским офтальмологом 30 лет и, к сожалению, отмечаю, что детей с плохим зрением становится больше с каждым годом. Эта тревожная тенденция выявляется сегодня во всем мире и связана с ростом школьной близорукости. К настоящему времени четверть населения Земли страдает миопией (1,6 миллиарда), и, по научному прогнозу, к 2020 году число близоруких увеличится до одной трети (2,5 миллиарда) [8]. Иными словами, Земля превращается в планету прищуренных людей, но, прежде всего, в чем и острота проблемы, – детей. Так, к примеру, на Тайване распространение близорукости у подростков за последнее десятилетие возросло в 4 раза, и в результате 84% школьников к 18 годам имеют миопию. В Китае 55% девушек и 38% юношей становятся близорукими к 16 годам. В Японии у 60% молодых людей к 18 годам развивается миопия [8]. В Испании и России эта цифра превышает 40%. Приходится признать, что близорукость – ведущая причина плохого зрения во всем мире, и эта ситуация лишь усугубляется. Что же делать, как остановить «эпидемию» близорукости?

Если отвечать на этот вопрос в том же ключе – глобально, то нужна государственная программа предупреждения школьной близорукости. Состояние здоровья школьников в последнее время рассматривается как фактор национальной безопасности, поэтому современная модель образования включает в себя задачи сохранения и укрепления здоровья школьников в процессе обучения [3]. Условия реализации инновационных образовательных проектов предъявляют более высокие требования к профессиональным и личностным качествам педагогов [3]. И учителю, как ключевой фигуре образования, в вопросах сохранения здоровья требуется профессиональная поддержка медиков. Здесь, я убеждена, и один в поле воин. Главное, как писал Дмитрий Сергеевич Лихачев: «В жизни надо иметь свое служение. Служение какому-либо делу. Пусть это дело будет маленьким, оно станет большим, если будешь ему верен». Так случилось с нашим социальным проектом «Пятерка по зрению». Мы начинали работать с одной, не самой большой, школой города, и вот уже за три учебных года осмотрели 6000 детей. И это была не просто проверка зрения по таблице, а полное офтальмологическое обследование на современном оборудовании, позволившее выявить глазные заболевания на ранней стадии.

Поэтому, ценность проекта «Пятерка по зрению», на мой взгляд, заключается в активной профилактике благодаря созданной модели медико-педагогического сотрудничества. Как врач, я верю, что только ранняя диагностика и своевременное лечение могут противостоять близорукости. В связи с этим актуальность проведения просветительской работы с родителями и детьми в настоящих условиях только возрастает. Надо неустанно формировать мнение о том, что офтальмологический осмотр ребенка должен быть ежегодным. Утверждать это позволяют тревожные результаты нашего исследования.

Проанализировав данные диагностики 6000 школьников, мы получили удручающую картину: 43% учащихся имели остроту зрения ниже 1,0 (100%). При этом клинически значимое снижение зрения ? 0,6 (60%), то есть, требующее подбора оптической коррекции, встречалось у 26%. У 17% учащихся острота зрения составила 0,7-0,9 (см. рис.1). Среди них было много впервые выявленных детей. При этом ни сами школьники, ни их родители не замечали ухудшения зрения. А ведь именно на этой стадии начальных расстройств можно реально помощь детям. Приведу характерный пример. У девочки, 8 лет, на осмотре было выявлено снижение зрения до 0,7 (70%) и близорукость степенью 0,5 диоптрии. В процессе последующей диагностики и лечения зрение у ребенка восстановилось до 100%, а миопия оказалась ложной. Таких детей много, и им требуется диспансерное наблюдение у детского офтальмолога, поскольку близорукость может вернуться.

Рис. 1. Распределение школьников по остроте зрения.

Основными выявленными дефектами зрения у детей в нашем исследовании были близорукость (миопия) – 31%, гиперметропия слабой степени (детская дальнозоркость) – 36%, астигматизм (нарушение сферичности глаза) – 20%, анизометропия (оптическое разноглазие) – 29%, фория (нарушение бинокулярного зрения) – 7% (см. рис.2).

Рис. 2. Распространенность нарушений зрения у школьников.

Анализ состояния зрения школьников в процессе обучения показал, что число детей с остротой зрения 1,0 статистически достоверно уменьшается к моменту окончания школы, а с остротой зрения ?0,6 неуклонно растет (см. рис.3).

Рис. 3. Острота зрения. Результаты исследования остроты зрения школьников по классам.

Результаты нашего исследования подтвердили, что основной причиной снижения зрения у школьников является близорукость. При этом число детей с миопией по мере обучения в школе увеличивается с 12 % до 55% (см. рис.4).

Рис. 4. Распределение детей с близорукостью по классам.

Приведенная диаграмма наглядно демонстрируют, как идет нарастание патологии из класса в класс. Обращает на себя внимание высокий процент детей с миопией в начальной школе, увеличивающийся с 12% в первых классах до 27 % в четвертых. Далее следует резкий скачок заболеваемости до 43-46 % в 5-6-х и до 52-56 % в 9-11-х классах. В результате число детей с эмметропией (нормальной оптикой глаза) устойчиво снижается к моменту окончания школы с 43-45% до 18 % (см. рис.5).

Рис.5. Распределение детей с эмметропией по классам.

Таким образом, для современного состояния зрения школьников характерны следующие показатели:

  1. Высокий процент детей с пониженным зрением – 43;
  2. Ухудшение зрения школьников по мере обучения за счет неуклонного роста близорукости с 12 до 55%;
  3. Усиление близорукости в начальной школе с 12 до 27 %;
  4. Высокая выявляемость факторов риска близорукости: гиперметропии (36%), анизометропии (29%), астигматизма (20%), фории (7%).

Корни выявленных негативных тенденций кроются в произошедших за последнее время изменениях в системе школьного образования. Так, по данным педагогической литературы, к важнейшим причинам неблагополучия здоровья учащихся относятся:

  1. Стрессогенные технологии проведения урока и оценивания знаний (до 80% учащихся постоянно или часто испытывают учебный стресс);
  2. Чрезмерная интенсификация образовательного процесса, перегруженность учебных программ фактологической информацией, вызывающей у учащихся переутомление и дистресс;
  3. Компьютеризация обучения, создающая дополнительную нагрузку на зрение и психику учащихся;
  4. Низкий, слабо формируемый школой уровень культуры здоровья учащихся; и др.[5].

В последние годы термин школьные болезни прочно вошел в педагогический обиход. В эту группу относятся, в первую очередь, сколиоз и близорукость, а также нервно-психические расстройства, астено-невротические состояния, нарушения обмена веществ и др.[5].

Поэтому, мы посчитали актуальным провести исследование психологического здоровья школьников с нарушениями зрения. С этой целью в проект «Пятерка по зрению» были привлечены педагоги-психологи средних школ и выпускники Новосибирского Государственного Педагогического Университета. При обследовании 250 школьников, в основном – близоруких, с помощью анкетирования, проективных рисуночных тестов «Несуществующее животное: несчастное и счастливое», «Звезды и Волны», «Рисунок человека» [1,2,4] были выявлены следующие психологические особенности:

  1. Состояние общей энергии: экономия энергии, астеничность организма, быстрое истощение (у 72% обследованных);
  2. Интровертность; трудности в общении (у 61%);
  3. Высокий уровень личной тревожности (у 62%);
  4. Эмоциональная неустойчивость; страхи; боязнь быть покинутым (у 58%);
  5. Низкая самооценка: недовольство собой, неуверенность в себе, нерешительность; боязнь осуждения (у 54%);
  6. Защита от окружающих - против ограничения, запретов, насмешек, непризнания, отсутствия авторитета (у 65%);
  7. Негативные эмоциональные реакции: негативизм, протестное поведение, агрессивность (у 35%).

Если говорить в целом, то разве это не комплекс «очкарика», известный многим? Но вместе с тем именно такое состояние психо-эмоционального напряжения и называется школьным стрессом [5]. Поэтому, на мой взгляд, астено-невротический синдром у школьников является фактором риска развития близорукости.

Родители должны понимать, что школа, давая знания, к сожалению, наносит ущерб здоровью детей, поэтому, многое, как и прежде, зависит от семьи. Нет, наверное, родителей, которые бы не заботились о своих детях. Проблема в другом – насколько мамы и папы подготовлены, просвещены в вопросах сохранения зрения. Ведь многие из них до сих пор верят, что одними тренировками глазных мышц можно избавить ребенка от близорукости, астигматизма и избежать очков. У большинства родителей есть, можно так сказать, боязнь очков. Страх перед очками, приводящий к категорическому отказу от них. С контактными линзами ситуация еще хуже в силу большего к ним предубеждения. Поэтому, долг детских офтальмологов – избавлять людей от необоснованных страхов и раскрывать псевдонаучную суть мифов о вреде очков и контактных линз.

Чтобы стабилизировать близорукость, родителям важно знать истинные факторы риска миопии. Условно их можно разделить на несколько групп:

  1. Наследственность. Если оба родителя близорукие, то вероятность появления миопии у детей составляет в среднем 80%, если один, то – 40 %, если нет близоруких в семье – 10%.
  2. Возраст ребенка. Чем раньше появляется миопия, тем большую тенденцию к прогрессированию она имеет. Худший прогноз по зрению – при рано приобретенной или дошкольной близорукости.
  3. Пол. Соотношение встречаемости миопии среди девочек и мальчиков составляет 55:45. При этом у девочек близорукость прогрессирует быстрее.
  4. Факторы образа жизни:
  • Гиподинамия. Известно, что у детей с активным, спортивным стилем жизни темп прогрессирования миопии медленнее, чем у малоподвижных;
  • Несбалансированное питание: преобладание углеводистой и недостаток белковой пищи, витаминов А, Е, С, макро-(кальций, железо, фосфор) и микроэлементов (медь, цинк);
  • Неправильный зрительный стереотип: низкий наклон головы, неправильная посадка, недостаточное освещение, чтение лежа;
  • Чрезмерные зрительные нагрузки вблизи: уроки, чтение, занятия за компьютером, игры на видеоприставках и мобильном телефоне, телепередачи.
  1. Общие заболевания: родовые и приобретенные травмы головного и спинного мозга (особенно, шейного отдела позвоночника), нарушения осанки, острые (детские инфекции, грипп, частые ОРВИ) и хронические заболевания (печени и желчного пузыря, паразитоз, тонзиллит, синусит и др.);
  2. Анатомические предпосылки со стороны глаз: ослабленная аккомодация, гиперметропия слабой степени, астигматизм, анизометропия, нарушение бинокулярного зрения;
  3. Отсутствие необходимой оптической коррекции.

О последнем факторе стоит поговорить отдельно, поскольку проблема некоррегированного детского зрения актуальна во всем мире. По данным Brien Holden Vision Institute, Australia, в разных странах 56 - 88% детей c нарушениями рефракции (оптики глаз) не имеют необходимой оптической коррекции. Так, в США из 37% детей с выявленными рефракционными нарушениями 67% не откоррегировано. В Китае 44% детей с аномалиями рефракции в 85% случаев остаются без оптической коррекции [8]. По данным нашего исследования, 75% детей с остротой зрения ниже 1,0 и 59 % детей с остротой зрения ?0,6 не имели очков и контактных линз (см. рис.6,7).

Рис. 6. Наличие оптической коррекции у детей с остротой зрения ниже 1,0.

Рис. 7. Наличие оптической коррекции у детей с остротой зрения ? 0,6.

На первый взгляд, складывается противоречивое представление о значительном увеличении числа детей с плохим зрением, с одной стороны, и отсутствием у них необходимой оптической коррекции, – с другой. На самом деле, это не противоречие, а следствие. Ведущими научно-исследовательскими институтами мира, занимающимися этой проблемой, установлено, что 12% слепоты и 55% патологии органа зрения обусловлены неоткоррегированными дефектами зрения [8]. Наряду с этим, накоплены экспериментальные доказательства усиления прогрессирования миопии в условиях очковой недокоррекции [7,9]. Поэтому, в настоящее время с научных позиций вопрос ставится таким образом: «эпидемия» миопии вызвана отсутствием оптической коррекции [8].

В рамках нашего исследования с целью изучения причин отсутствия оптической коррекции применялся метод анкетирования. Было опрошено 296 школьников и родителей. Анализ анкет позволил выявить, по каким причинам дети не носят очки и контактные линзы:

  1. Позднее выявление нарушений зрения (85% опрошенных);
  2. Позднее обращение к детскому офтальмологу (85%);
  3. Трудности обращения в детскую поликлинику на прием к офтальмологу (85%);
  4. Отсутствие ежегодных профилактических осмотров (75%);
  5. Низкое качество профилактических осмотров (75%);
  6. Негативное отношение детей к очкам (75%).
  7. Негативное отношение детей к контактным линзам (40%).
  8. Негативное отношение родителей к очкам (65%) и контактным линзам (85%).
  9. Неосведомленность и непросвещенность родителей в отношении пользы оптической коррекции зрения (75%).

10. Популярность псевдонаучных представлений, призывающих отказаться от очков и контактных линз (75%).

Для меня, как практического врача, за каждым приведенным пунктом встают примеры из практики, а, вернее, судьбы детей. Вот немногие из них.

  1. Мальчик, 7 лет, с впервые выявленной амблиопией (слабовидением) одного глаза при оформлении в школу. Острота зрения на худшем глазу 0,08 (8%) обусловлена врожденным дефектом оптики – гиперметропией высокой степени с астигматизмом. Со слов мамы, ребенка регулярно проверяли в детском саду, но, «правда, ничего не говорили». Мальчик никогда не жаловался. Родители не замечали. Как факт, возможность излечения от амблиопии практически упущена.
  2. Подросток, 13 лет, с быстро прогрессирующей близорукостью степенью 5,0 диоптрий, категорически отказывающийся от очков, утверждая, что он «все хорошо видит». Налицо типичный комплекс «очкарика». В поведении усилился негативизм. Мальчик стал бы носить контактные линзы, но родители против, считая, что они вредны для глаз. Характерный конфликт «отцов и детей», выявленный в ходе нашего исследования. В результате ребенок годами остается без оптической коррекции и теряет зрение.
  3. Девочка, 13 лет, с близорукостью -5,5 диоптрий и остротой зрения 0,05 (5%), на мой вопрос: «У тебя есть очки или контактные линзы?» – отвечает:

– Нет. Папа против. Он занимается по Норбекову.

– А ты бы стала носить очки или линзы?

– Я – да, совсем ничего не вижу с доски, но папа против.

– Тебе трудно учиться?

– Особенно на контрольных. Глаза болят и голова. Стала часто плакать.

4. Родители мальчика 8 лет с рано приобретенной близорукостью степенью 2,5 диоптрии и остротой зрения ниже 10%, уверенные в своей правоте: «Мы никогда не наденем на нашего ребенка очки!». Мальчик стал плохо учиться, быстро уставать, напряжен, тревожен, но с ухудшением зрения состояние ребенка родители никак не связывают.

Вспомнившиеся примеры, а их множество, только подтверждают общую тенденцию: 65 % родителей негативно относятся к очкам, объясняя это тем, что «очки портят зрение»; «подменяют работу глазных мышц»; «усиливают диоптрии». Это узнаваемые утверждения из популярной литературы, насаждающей мнение, что очки – истинные «убийцы» зрения. При этом не учитывается, насколько ребенку с плохим зрением трудно учиться, и, вообще, жить – ведь от него так многого ждут, требуют. Именно из-за несоответствия внешних требований и внутренних возможностей организма нарастает личная тревожность, пусковой фактор нездоровья, но это неважно, главное, чтобы не было очков. Иными словами, родители часто недооценивают влияния «нехватки» зрения на психологическое состояние детей и подростков. Астено-невротический синдром у школьников, теряющих зрение, настоятельно указывает на необходимость оптической коррекции. Свои же усилия по «борьбе» с очками родителям полезнее направить на устранение истинных причин близорукости.

Часто приходится слышать и такое утверждение-опасение, что «раз надев очки, уже никогда их не снимешь». Но ведь надо понимать, что и дефекты зрения, раз появившись, чаще всего остаются у человека на всю жизнь. Поэтому, на вопрос: что, действительно, вредно для зрения ребенка, я отвечаю так:

  1. Отказ от необходимой оптической коррекции;
  2. Плохое зрение в очках и контактных линзах;
  3. Плохие по качеству очки и контактные линзы.

У нас действительно принято в ухудшении зрения обвинять очки. «Усиление очков приводит к усилению близорукости» – вот одно из самых распространенных заблуждений. Надо помнить, что очки – это всего лишь оптический прибор, замечу, великое изобретение человечества, фокусирующий лучи света на сетчатку глаза. И все! «Не виноваты» они в том, что при близорукости глаз растет в длину. Важно знать, что в современных условиях прогрессирование миопии продолжается несколько лет и, конечно, зависит от оптической коррекции, но не в общепринятом смысле. При отсутствии очков и контактных линз миопия прогрессирует быстрее. Своевременное и правильное пользование оптическими средствами замедляет рост глаза. Поэтому, давно пора снять «обвинение» с очков и сказать им спасибо за почти 800-летний труд во благо нашего зрения.

Возможно, вам, уважаемые родители, эта мысль покажется непривычной или неприемлемой, но это научный факт. В многочисленных опытах на животных путем расфокусировки изображения на сетчатке глаза была создана модель развития близорукости. Так постепенно, начиная с 1961 года, формировалась теория ретинального дефокуса, общепризнанная сейчас в научном мире. Доказано, что создание четкого изображения на сетчатке глаза предупреждает дальнейшее прогрессирование близорукости. Поэтому, не берите на себя ответственность за зрение детей в профессиональных вопросах, особенно таких, как оптическая коррекция зрения. Доверьтесь тому специалисту, который обоснованно и своевременно подберет очки, поставит контактные линзы, назначит лечение. А не тому, кто своими популистскими рекомендациями о вреде очков, на самом деле, причинит непоправимый вред вашему ребенку. Помните, что ребенок должен наблюдаться у детского офтальмолога.

Когда же показана оптическая коррекция при близорукости? В случае истиной миопии степенью 0,5-0,75 диоптрии при устойчивом снижении зрения вдаль до 0,5 - 0,6 (50-60%). Более подробно об особенностях подбора оптической коррекции в детском возрасте вы сможете узнать на нашем сайте www.glazka.ru

Анализируя результаты анкетирования, мы столкнулись с таким фактом, что еще больший процент родителей – 85! отрицательно относится к контактным линзам, мотивируя это следующими причинами:

  1. Ребенок не справится с уходом; не способен соблюдать гигиену;
  2. Велика вероятность инфекции, осложнений;
  3. Контактные линзы нельзя носить детям;
  4. Контактные линзы портят зрение;
  5. Дорого стоят.

Поверьте, что это всего лишь домыслы от незнания, насколько успешно развивается в последние годы контактная коррекция зрения. Качество контактных линз на сегодняшний день настолько высоко, что их можно носить детям любого возраста. Речь идет о силикон-гидрогелевых (дышащих) линзах частой плановой замены. Вопреки ожиданиям родителей, дети легко обучаются и ответственно подходят к уходу за линзами. В отношении стоимости, смею утверждать, что она доступна для большинства родителей.

Замечу, что оптическая коррекция близорукости может начинаться и с очков, и с контактных линз. Здесь нет альтернативы. Возможно сочетание. Но бывают случаи, когда полезнее в плане стабилизации процесса коррегировать близорукость именно контактными линзами, например, при астигматизме или скрытом расходящемся косоглазии. Это может определить только врач, поэтому, никакой «самодеятельности» здесь быть не должно. Первые контактные линзы ребенку должен подобрать, поставить и научить пользоваться детский офтальмолог. Тогда и осложнений не стоит опасаться.

Если же ваш ребенок, несмотря на все доводы и убеждения, категорически отказывается от очков, и его протест сопровождается негативными психологическими реакциями, то задумайтесь серьезно о контактных линзах. Преимущества последних очевидны и заключается в том, что контактные линзы улучшают качество изображения на сетчатке; хорошо компенсируют оптическую разницу между глазами; нормализуют аккомодацию; устраняют мышечный дисбаланс; обеспечивают лучшее соблюдение режима постоянной коррекции. Эти факторы являются основными в механизме стабилизации близорукости. Из практики могу сказать, что у детей, прежде не носивших очки, с началом пользования контактными линзами начиналось торможение миопии.

Чтобы развеять миф о вреде оптической коррекции, хочу подчеркнуть, что портят зрение не очки или контактные линзы, а их отсутствие! В таких случаях близорукость у детей неизбежно растет. Поэтому, порой так и хочется воскликнуть вслед за известным поэтом: «Послушайте! Ведь если… ваш ребенок теряет зрение, дайте ему возможность хорошо видеть! Послушайте врача и перестаньте бояться очков и контактных линз! Не упускайте время!» Как часто я вижу на приеме потрясенных родителей, когда они впервые осознают, что ребенок не видит даже самых крупных букв. Я замечаю, как глубоко они переживают, обвиняют себя, казнят, что не заметили, не обратились вовремя, пропустили. И порой, только пройдя через эти трудные минуты, родители принимают решение о подборе очков или контактных линз.

Лечить близорукость трудно, но необходимо, поскольку она, неуклонно прогрессируя, ограничивает активный образ жизни ребенка, а в дальнейшем и выбор профессии, что неминуемо сказывается на судьбе. И надо понимать, что назначение очков и контактных линз – это тоже лечение, только оптическое, без него невозможно получить хорошие результаты. В Московском НИИ глазных болезней им. Гельмгольцав 2010 году былпроведен ретроспективный анализ влияния функционального и медикаментозного лечения на стабилизацию течения миопии. Три года наблюдения показали, что годовой коэффициент прогрессирования у детей без лечения составлял 0,95 диоптрии, а у детей, получавших лечение, был значительно ниже – 0,2 диоптрии [6]. По данным нашего центра, при своевременной оптической коррекции и функциональном лечении темп прогрессирования миопии постепенно снижается с 1,0 до 0,25 диоптрии в год.

Дорогие мамы и папы! Владимир Солоухин когда-то написал: «Детство как почва, в которую попадают семена. Биография человеческой души, человеческого сердца – это прорастание семян. Некоторые из них становятся чистыми и яркими цветами, некоторые – хлебными колосьями, некоторые – чертополохом». И от нас с вами зависит, каким вырастет ребенок: от семьи, от учителя и врача. Доверяйте профессионалам своего дела, особенно, в вопросах здоровья. Неправильно принятые решениями, основанные на собственном опыте, интуиции, могут оказаться губительными для ребенка. Помните, что истинная близорукость необратима, и нельзя тешить себя иллюзиями об «излечивающей» глазной гимнастике. Польза ее несомненна, никто не спорит, но одними упражнениями не исправить такие дефекты зрения, как близорукость и астигматизм, вылечить косоглазие и амблиопию. Своим же негативным отношением к очкам вы только закрепляете в сознании ребенка комплекс «очкарика», еще больше подрывая его психику.

Родители часто в конце приема мне задают вопрос: «А что бы Вы сделали для своего ребенка?» И, несмотря на то, у моих сыновей не было близорукости, всегда отвечаю: «Я бы сделала все! Подобрала очки и контактные линзы до 100% зрения, научила бы правильно их носить. Регулярно проводила медикаментозное и аппаратное лечение. Нормализовала питание. Наполнила день спортивными занятиями. Свела к необходимому минимуму занятия на компьютере. Переключила интерес с телевизора на чтение с таймером на 30 минут. Обучила глазной гимнастике. Это все трудно, но только так можно остановить прогрессирование близорукости».

В заключении хочу сказать: научный прогноз о том, что через 10 лет каждый третий житель Земли станет близоруким, к сожалению, может сбыться, если не осознать истинные причины развития миопии и не изменить отношение к оптической коррекции зрения.

С уважением, Ирина Юрьевна Смирнова, врач-офтальмолог, к.м.н.,

директор Сибирского Центра Профилактики и Лечения Близорукости «Глазка».



записаться на прием ЗАДАТЬ ВОПРОС заказать обратный звонок